Jan. 27th, 2016

spicy_holo: (kobayashi)
- Мама! Маа мааа! Аа…
- Не ори, дура, ты чем думала, когда нашего кореша травила и на бабки выставила? Уфф… ух.. бля…
- Ма...мааа! Ааа..
- Мама нам тут не нужна. Да и есть ли матери у таких поганых сук, как ты… ффухх вот так, да… А теперь я сделаю так, что в твои ворота и "камаз" со свистом пролетит.
- Мамааааа!! Аа…

Нож вошел в нее снизу и как-будто до горла достал. Боль, горячая и плавная, затопила все и своей волной вытеснила разум из ее усталого тела.

Ее ладонь со стуком упала на лобок, пластиковый, гладкий. Никаких отверстий, ни штатных, ни нештатных в ней не было. Холодный пот стекал по груди на кринолин платья, испачканного вчера на обеде картофельным пюре. Дырки не было… всего лишь сон. Но слова… слова лезли из нее неумолимо и настойчиво, с надрывом, и удержать их не было никакой возможности

- Мамааа! Ма… кхххммфф маа!!

- Свет, заткнись, христом-богом прошу. Второй час ночи же. Сегодня рабочий день, а ты разошлась… - Солдат приподнялся в ящике на полке и глядел в синюю темноту спальни, туда, откуда доносился хрипловатый Светкин голос. За окном шел снег, красивый и белый, словно перья ангелов. Большие куски снега лепились загадочными формами на стекло, играли пятнами света и тени на нем. Ночь была тиха и мягка…

- Мамааа! Ма… мммааа!

- Заклинило ее опять, поди… Вот незадача. - сказал снизу лежавший на боку Паровозик Кирилл и сонно покрутил колесами. Пружинка защелкала внутри Кирилла и глазок носового прожектора слабо мигнул в темноте.
- Надо идти, помочь… А то все не выспимся кхерам...- Солдат потянулся, отчего рука его чуть не выскочила из ослабшего шарнира в плече. Он с опаской опустил руки и потер кругляш сустава. Вроде держится пока. Солдат спрыгнул с борта ящика для мелочи и на негнущихся почти что ногах доскакал до стеллажа Семёна. Стал будить. Тряс за плечо, щекотал пятки стволом автомата… Наконец, добудился. Семён сел на досках стеллажа, непонимающе огляделся вокруг.
- Солдат, ты такой сон испортил…
- Мама… кхшшшшмммаа!
- Там это, Светку переклинило, она уже часа полтора орет, как резанная, не слышишь что ли?
- А я-то тут при чем? Услышали, так расклиньте… уаааооооуаа.
Семён зевнул и почесал волосатое ухо.
- При том. Я ей до колена еле достаю, бля, а до рта буду неделю по шелку ползти своими вот этими грабками, ватная башка!
- Ясно. Без меня, значит, никуда…
- В данном случае так. - ответил солдат и дернул Семена за рукав пижамы

Семен мягко обрушился со стеллажа на пол, подняв облачко пыли из ковра.
- Слышь, силач, давай без твоих армейских приколов. Хунта, блин… - Семен обиженно потер бок, не болевший даже, а просто так, чтобы потянуть секунды и вспомнить сон, который смотрел, которым жил последние часы.

- Мама! Мамааа!
Хер ты тут чего вспомнишь… под эти вопли пластиковой утробы из темноты. Эххх.

- Солдат, беги, заведи Кирилла, пусть посветит своим фонарем на полку, а то на слух мы ее еще два часа будем там искать. Встретимся у стола воспитателя, все одно, забираться только там.

- Есть, понял!

- Бе-гом! -
Семен развернул Солдата в нужном направлении и мягко, но уверенно толкнул в спину. Солдат исчез в темноте.

Семён подошел к столу, потерся спиной о ножку табурета, шершавую и пахнущую сосной. Тайга… там было море сосен. Он тосковал по ним, и этот табурет эрзацем своим только усиливал тоску. Но другого не было, а спина чесалась.

- Ма ма ма мааа!

- Кирилл, посвети нам на полку, мы ей поможем.
Тик-тик-тик-тик...
- Понежнее, солдат, ты мне как-будто кишки на палец наматываешь…
- Терпи, Кирюшенька, так надо.
Тик-тик-тик-тик…
- Фашист проклятый… больно-то как, больно!
- Знаю, Кирюшенька, все знаю, терпи..
Тик-тик-тик-тик.
- Гад… ну куда тебе столько? Хорош крутить… сволочь.
Тик. Тик. Тик…

- Солдат, хватит. Не мучай человека зазря, в самом деле.
- Семён махнул ему для выразительности, хотя в такой темноте не видно было и собственного носа.

Кирилл зажужжал, все громче и громче и наконец луч его носового фонаря высветил полку на стене. Светка с открытым ртом сидела третьей справа у окна. Твою ж мать… почти три метра по узкому карнизу...

- Мам… аааамммаамаа!

Делать нечего. Полезли, страхуя друг друга. Сперва на стол. С него на кашпо с чахлыми традесканциями, потом на книжную полку. По ней до угла и там перебрались на Светкину полку. Она была плотно засижена незанятыми еще аватарами. Лапы Семена еле помещались на том свободном пространстве, что оставалось до кромки, а идти по чьим то ногам-рукам-головам он…. Стеснялся, что ли?

Светка смотрела на них своим голубым круглым глазом и виновато приглаживала платье рукой к коленям. Семен подошел к ней и лапой зажал рот, отчего следующее “мама!” получилось глухо и скомкано. Потом Семен положил Светку на бок, а Солдат обошел ее со спины и своей узкой ладонью ловко скинул крючочки застежки платья.

- Ма… мхххааа… - еле слышно сквозь мех Семена прошептала Светка и глаз ее закатился
- Спокойно, Маша, я Дубровский…
Солдат растянул завязки корсета и на Светкиной спине ощупью нашел маленький лючок. Ткнул кулаком, но защелка лючка, ни разу еще не отпиравшегося, держала прочно. Прикладом тоже не получилось - Светка орала и дергалась, но лючок как прикипел…

Минут двадцать они промудохались впустую. Семен тоже попробовал, но его толстая и мягкая лапа не годилась для этого вовсе. Ситуация затягивалась.

- Вот что - сказал вдруг Семен - вдвоем мы будем до утра тут копошиться. Помощь нам нужна, однако.

- Сема, да кто ж нам тут помогать-то будет? Ангелы божьи? Тьху….
- Роняем Светку на пол, а там разберемся… Как думаешь, Кирилл сколько весит? Он вроде тяжеленький такой…
- Ты что удумал, геолог-киллер?

- Спать я хочу, Солдат. А ты мне такой сон изговнял…


Семен укоризненно глянул на Солдата и, обняв Светку за кокетливо оголенные плечи, полетел с полки вниз. Падать на линолеум оказалось неожиданно неприятно. Семен два раза подпрыгнул, Светка стукалась об него своей кудрявой головой. В темноте он отнес Светку к стене и положил лицом к плинтусу. Сзади с горохотом и матами упал Солдат.

- Ма ма… мамааааамамаа!
- Потерпи, Свет, сейчас все будет… еще чуток…

Поднял с линолеума Солдата и они пошли. Кирилл начал уже кемарить снова и когда Семен положил лапу ему на ключ, вздрогнул.
- Слышь, Кирилл, дело есть…

- Что, опять свету мало? Опять кишки мне крутить будете, да?
- Боюсь, Кирилл, все даже хуже. У Светки на спине лючок говорилки есть. Если его не расклинить, она орать будет до утра. А утром ее вообще могут списать нахер отсюда за эти вопли. А это значит…

- Пойдет на новый срок, вот что это значит, брат. -
Солдат погладил Кирилла плоской ладонью по широкому лбу. В окно мягко бился снег, засыпав рамы уже до половины. Тишина делалась ватной, как внутренности Семена.
- Тебе надо разогнаться как следует и лбом лючок вынести. Мы починим говорилку и она спокойно домотает свои дни.

- Да за кого вы меня принимаете?! Я сроду…
- Знаем, знаем… Никогда, ни в одном глазу. Не спал, просто светофор не заметил, да, да.
- Суки, да не убивал я их. Доказали же все, сбой системы…
- Раз ты здесь, сынок, стало быть кого-то доказательства твои не убедили.
- Я не убийца!!
- А и не надо. Ты ее убить-то не сможешь, просто лишишь кхммм…. девственности ее лючок.

- Отвалите от меня, я буду жаловаться!


Солдат и Семен переглянулись в темноте.
- Ну на нет и суда нет, Кирилл. Как скажешь…

Семен отошел к коробке и запустил лапу в ящик с рельсами. Достал две прямые секции и кинул на ковролин. Солдат шустро прикладом сколотил стыки. Семен поднес еще две секции:
- От Байкала до Амура… кхммм … мы проложим магистраль!

Всего они уложили двенадцать секций. Последнюю подсунули под Светкин боки выровняли лючок по центру.

- Свет, не вертись только, а то придется делать дубли. Сейчас все будет.

Светка понятливо кивнула и стукнулась головой о плинтус. Кирилл по звону приклада о металл понял в чем дело и заблажил.

- Не поеду… Бляди, что же вы делаете… Я ни разу… Сорок лет на железе и даже вороны не сбил… Мне страшно, она же орет. Живая же…

- Солдат, подай изоленту из сундука.
- Яволь, сей момент.
- Вот угораздило меня на ваш участок попасть… Что же вы за люди-то такие, как таких земля носит! Твари эсэсовские.

- Грешные мы, как и ты, Кирилл. Потому нас-то она и не носит. Ты тоже привыкнешь, ты просто новенький, но это пройдет.


Семен оторвал кусок черной изоленты и одним уверенным жестом залепил Кириллу глаза-фонари на передке.

- Палачи! Я же ее в порошок… Она же..

- Не ссы, Кирилл, ответственность я беру на себя!

- Знаю я вас таких, сперва на себя, а на суде ссучиваетесь, пидоры…

- Все решено, уймись, не доводи до греха.


Семен и Солдат установили Кирилла на рельсы и Солдат защелкнул стопор. Вдвоем они взялись за ключ.
Тик.Тик...Тик-тик-тик..
- Крутите, суки лагерные, крутите… Ооо!…. Вас тоже найдется кому, покрутить… Кххххх..
Тик.Тик.Тик.Тик.
- А ты думаешь, нам повидла больше выдают, что-ли?

- А...ааааа! Больно! Больноо!! Уууу….

- Терпи, казак, атманом будешь…

Тик.Тик.Тик.Тик.
- Стой, стой! Сорвешь пружину, сука мохнатая… Сам тогда поедешь.. Уфф… А!аааа!
Тик. Тик.

Семен подошел к самому лицу Кирилла и лапой вытер с него слюни и пот.

- Прости, старик. Теперь все зависит от тебя. Не думай ни о чем, просто гони. А то придется делать дубли.

- Не надо дубли… Я больше не выдержу… Не надо. Я все сделаю.

- Ну, наш паровоз… Вперед, лети!


Семен ударил лапой по стопору, Кирилл зажужжал и понесся вперед. Исчез в редеющей темноте, потом донесся звук удара, громыхнул об дерево пластик и все стихло.

Лючок перекосило и Солдат легко поддел его дулом автомата. Качалку-выключатель заело в верхнем положении из-за нерадивой китайской сборки. Солдат залез в Светку по пояс, ощупью очистил заусенцы и повесил качалку на место. Приложил лючок и аккуратно заколотил прикладом.

- Щекотоно же, Солдат, ты что делаешь?! - недоуменно спросила Сетка, обернувшись. Она лежала на боку, расшнурованная и готовая, Семен и солдат стояли над ней, вытира взмокшие лбы.
- О, Сема, и ты тут… Что у нас было?

- Да так… секс для нищих.

- Ты еще маму звала, помнишь?

- Ребята, втроем будет дороже….


Все засмеялись. Потом они поставили Кирилла на рельсы и, не заводя, оттолкали обратно к коробке. Он все еще был без сознания. Друзья мягко опрокинули его на бок, убрали рельсы. В четыре утра разошлись спать. Засыпая, Семен по привычке сунул лапу себе в рот. Лапа пахла Светкой а в мехе застряло несколько ее тонких душистых волос.

Profile

spicy_holo: (Default)
spicy_holo

December 2016

S M T W T F S
     12 3
45678910
1112 13 1415 1617
181920 21 222324
25 262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 11:15 am
Powered by Dreamwidth Studios