Feb. 10th, 2016

spicy_holo: (jungle.holo)
Штрафники 3. Быть.

День подходил к концу, детей разобрали почти всех до семи часов. Семена зашвырнули и удачно забыли на подоконнике за длинным пластиковым вазоном с анютиными глазками и он, лежа на пузе, смотрел во двор. Машины приезжали и отъезжали, стихали голоса в комнате, от которых за день начинала болеть даже вата в голове. Воспитательница Лена, проводив очередную мамашу в куцых мехах и на шпильках, устало села на свой табурет и облокотилась на шкаф. Шумно перевела дух. Отодвинула ладонью бумаги на столе и из тумбочки вытянула поллитровку водки. Семен напрягся и неслышно повернулся на другой бок, так, чтобы видеть стол. Лена не была красавицей, но дети души в ней не чаяли, липли весь божий день и целовали в щечку, уходя домой. Но Лена пила, по чуть-чуть, но регулярно, за рабочую неделю поллитровка высыхала до дна. Тут конечно и Семен помогал, и солдат, и Светка c Кириллом. Правда, попытка напоить Кирилла привела к тому, что под ним наутро в коробке была обнаружена ржавая лужа и он перестал заводиться. Чтобы его не списали на новый срок, Солдат заливал в него по капле детское масло “Джонсон’с”, а Семен работал ключом, пока механизм паровозика не откис и он не вернулся в строй. С тех пор Кирилл не пил, как отрезало.

Лена чокнулась полупустой бутылкой с лампой на столе и сделала большой глоток. Скривилась на секунду и закрыла глаза. Потом пустила в догонку еще глоток. Потом еще один. Тикали часы, было тепло и спокойно. Лена убрала бутылку на место, потянулась и решительно пошла к шкафу с одеждой. Намотала шарф, чертыхаясь, влезла в пальто, откинула черную челку на сторну и вышла, выключив свет. Через секунду хлопнула на пружине входная дверь, грянул замок.

- Семеёееен! Ты меня слышишь? - крикнул из-под шкафа солдат.
- Слышу, чего разоряешься-то…
- А ты сам погляди, ватная башка! Ленка сумку свою забыла. А это шанс… помнишь мы говорили… помнишь?

Семен помнил этот разговор. Он уже порядком всех достал своими рассказами о лесе и свободе, и солдат намекнул, что примерно придумал план побега.
- Да ну!? - удивилась Светка, недоверчиво глядя на солдата одним глазом.
- Вот тебе и ну, принцесса. Видала сумку воспитательницы? Там кобыла с запрягом пропадет, никто и не аукнет. Как-нибудь Ленка размякнет и уйдет без сумки, а на остановке вспомнит про кошелек и вернется. А я уже буду на дне лежать, то-то же…
- А ты хоть знаешь, как оно там, на воле, с тобой будет? - Семен почесал грудь под полосатой пижамой и скептически глянул на Солдата.
- Да уж всяко лучше будет, чем в этом Бухенвальде, тьху, блять…
- Не плюй в хате, даже в шутку.. - сказал Кирилл как-то очень серьезно и разговор тогда затих сам собой.

- Ну так давай, солдат, минут 20 у нас точно есть, валяй, я тебя подсажу…
- Да непруха мне, Сема, меня тут придавило чем-то, кажись. Шевелиться могу, а ногу зажало. Кубики эти, расперло, будь они неладны. Может, сам дерзнешь, ты же хотел…
- Хотел. Хотел…. - забормотал Семен, потом полез по цветам и перевалился через вазон. Упал с подоконника на пол, перекатился и встал у бока тумбочки. Еще теплые Ленины лодочки пахли капроном и потом. У Семена закружилась голова.
- Сема! Не лезь, тебя поймают и срок добавят! Не надо… - Светка увидела его в кругляше света от фонаря и запричитала с полки.
- Этот хоть мелкий, может и проскочит. А ты мужчина видный, широкий. Тебя враз засекут. Не надо! Мамааа!

- Свет, не рви душу на британские флаги, а? Устал я здесь, мне бы на воздух хоть на немного. На волю.

Семён решительно дернул “молнию” на сумке воспитательницы и глянул внутрь. Места почти не было. Хотя… если ужаться… С тихим урчанием Семен полез в темноту, ощупью отодвигая с пути разные предметы, выпихнул спиной кошелек и враспор лег на дно, полное мелкого мусора и крошек. Кошелек прикрыл его сверху пахучей кожей и знакомым ароматом купюр. Запахи жизни. Настоящей. А не этого кукольного концлагеря…

Лена вернулась минут через пятнадцать. Раскрасневшаяся от быстой хотьбы, всплеснула руками - вот дура! - наклонилась под стол, задернула молнию на сумке и вскинула ее на плечо, как солдатик свой автомат. Снова погас свет, грохнул замок и Семён закачался в кожаной колыбели в такт шагам воспитательницы, чувствуя, как зимний ветер бьется в борт его неожиданной спасательной капсулы, холодит его.

Первое печальное открытие Семен сделал через десять минут, когда они уже ехали в автобусе. Он хотел было перевернуться, но не смог даже задумать движение, не то, чтобы его осуществить. Зажатый на дне сумки бортами и кошельком, он не мог и шевельнуться, парализованный и вялый. Мысли кидались по голове, как лемминги во время пожара, но все было тщетно.

- Следующая остановка Улица Вешних вод, институт МИСИ. - проскрипел над Семеном громкий и непритный голос. Сумка качнулась резко и поплыла к выходу из автобуса. Через секунду молния скрипнула и открылось сантиметров шесть просвета. В щель скользнули пальцы, пахнущие пивом, старыми сигаретами и общественным туалетом. Пальцы подрагивали чуть заметно, перебирая вещи на своем пути. Обошли пудренницу, отодвинули помаду. Ключницу с ключами чуть сжали но тоже сдвинули в сторону. Уперлись в кошелек, который раскрытым пузиком лежал на лице Семена. Прошлись по длинне. Помяли.
- Да это же ворюга чертов! - Семен, парализованный, хотел было заорать, но лишь беззвучно вытолкнул из себя кислород. Язык войлочной тряпкой (каковой он в сущности и являлся) свалился в гортань и там застрял. У нее зарплата десять тысяч - подумал Семен. Была позавчера. Сколько в этом кошельке? Может ничего и нет уже, а может все. Блядство… Пальцы пивного писуна сомкнулись на спинке кошелька. Семен пытался что-то предпринять, но вата безвольно наполняла тело, не реагируя ни на какое движение мысли. Кошелек медленно поплыл вверх. Потом автобус остановился и Лена вышла на улицу. В щелку Семен видел желтые глаза фонарей и качающиеся ветви деревьев.

Дома у Лены Семен сделал второе неутешительное открытие. За те годы что он не жил среди людей, люди в своей массе не изменились в лучшую сторону. Скинув сумку в прихожей, Лена пошла на кухню, поставила чайник.
- Лен, ты пришла? Привет, зайчик… ик…
- Привет-привет дорогой. Ты дома? Что-то случилось на работе?
- Ну так. Ничего. Слушай, мне нужно денег на неделю. Зарплату опять не дали просто. Как у тебя дела в саду?
- В саду все регулярно - Лена повернулась к мужу, устало улыбнулась и присела за кухонный стол.
- Деньги в кошельке возьми, сумка на тумбочке. Герой...
Молния над Семеном распахнулась во всю ширь и рука зашарила в сумке, тиская Семена за пузико.
- Ты что, издеваешься, дорогая? Тут нет кошелька, только какая то плюшевая херня.
- Я не херня, я Семён - хотел было сказать Семен, но вылетел из сумки и молча влепился в стену кухни и сполз на неделю не мытый пол мордой вниз.
- Где деньги? Я тебя спрашиваю, блядь. Ты нычкарить от меня вздумала, да? Дырка пустодельная…
- Я рада, что у нас не будет детей, тебе лучше не размножаться. А я потерплю еще, у меня пятнадцать детей в группе, мне хватает.
Оплеухи и нестройный мат менеджера по продажам ортопедических матрасов Семен слышал с пола, потом хлопнула дверь в комнату и все стихло. Остался только Ленин плач. Через пять минут ее глаза высохли. Она подобрала Семена с пола, отряхнула и посадила на стол перед собой.
- У нас кошелек украли, Лена Пална…. - сказал Семен, то есть ему показалось, что сказал.
- А ты симпатичный. - Лена ткнула Семена пальцем в живот и от этого теплого пальца у Семена из глаз посыпались искры. Женщина. Живая, настоящая… сколько времени прошло с тех пор, как…
- Как ты сюда попал, а? - Лена перевернула Семена и потянула резинку его пижамных штанов вниз. На попе открылся фиолетовый штамп
Д/С 15732 СОЛНЫШКО, ИГР. ИНВ НОМЕР 1406
- Все ясно. Детишки по доброте своей подложили... Вот шутники.
Штаны вернулись на место и Семен перевел дух. На столе лежала корка бородинского хлеба и ее дурящий аромат бил Семену в пуговичный нос, ставший вдруг таким чувствительным. Лена теперь пила из крошечной чешской рюмки. Но все так же не закусывала.
- Лен, ты хоть корочку пожуй, развезет же - сочувственно произнес Семен и рюмка со стуком брякнулась на пол.
- Допилась. Уже голоса пошли. Нет, к черту все. Пора спать...
- Лен, постой…
- Не знаю, кто тут болтает и почему, но я устала. Очень. Я плохо сплю. Много работаю…
Потом ее вырвало, коротко и тихо, но прямо на Семена. Лена глупо улыбнулась, отерла ладонью рот и сказала “Простите, Семен…”
- Я же предупреждал…
- Я никогда не слушаю советов, тем более от плюшевых медведей.
- А может стоило?
- Может быть. Пошли в душ.
- Стой, как это в душ? Сейчас?
- А как ты заблеваный завтра на работу поедешь?
- На работу? Я нигде не работаю…
- Хватит болтать, пошли.
-....

В ванной было тепло и пахло всякими вкусными штуками, чувствовалось даже через запах желчи. Полилась вода, Лена разделась и, сжимая Семена в руке, встала под горячий дождь из душевой лейки. Семен сразу намок, стал еще более вялым и податливым. На затылок ему полился хвойный шампунь, руки Лены стали смывать с него рвоту и грязь, выжимать, выкручивать, Семен видел, как грязной водой из его нутра выходит всякая скверна, заехавшая в него при создании и в процессе эксплуатации. Шампунь смыли и Лена покрутила его перед светом, проверяя, хорошо ли он выстиран. Семен увидел с высоты рук ее красивые, не затасканные груди, чуть полноватый, мягкий живот, шею, мокрые черные волосы, на фоне которых кожа ее казалась фарфорово-белой. Шрам чуть выше лобка от полостной операции. Удаление.

Лена намылила его еще раз и стала водить по своему телу, натирая шершавым мехом Семена шею, руку, грудь… Семен уплывал куда-то под мерный звук льющеся воды и её прирывистое дыхание смешивалось с легкими облачками пара. Мир вертелся перед его глазами, картины одна приятнее другой сменяли друг друга, потом все кончилось, словно заело пленку.

Лена выжала Семена над раковиной, дважды перекрутив. Вода, уже почти не отличимая от обычной чистой, потоком хлынула у Семена из ушей, носа и всяких других отверстий. Он закашлялся и пробурчал, довольный и мягкий:
- Понежнее нельзя, Лен?
- Можно. Пошли. Только тихо.

Она сунула его, влажного и распушенного, подмышку, завернулась в полотенце и вышла в коридор. Сумка валялась на полу в прихожей, из зала бухтел телевизор и раздавался нестройный храп менеджера по матрасам.
- У нас кошелек уперли в автобусе, Лен Пална… Я уже говорил, но ты тогда не слышала. - Семен почувствовал себя полным придурком за то, что именно сейчас сказал об этом, но Лена лениво посмотрела на сумку и прошептала горячими губами ему на ухо - ну и хер с ним, Семен, деньги я все равно в нем не держу, только мелочь и пару фоток. Старая грязная подделка гуччи, кому она нужна…

Она отнесла его в спальню и долго сушила феном. Пижама валялась у батареи, была почти полночь. Не дав ей досушить голову, он нетерпеливо, но нежно толкнул ее на подушки и упал тоже, прижатый к груди ее руками…

В автобусе было холодно, но Семен ехал не в сумке, а торчал лохматой башкой из-за пазухи Лениного пальто. Было раннее утро, вокруг улыбались, глядя на них, хмурые токари и слесари, едущие на рабочие места. Что было ночью, Семен помнил слабо, но его наполняла страная позабытая легкость, что-то из тех лет, когда Питерский политех еще не вышиб его со своей орбиты. Цветущие липы, белые статуи, мостовые, омытые ливнем...

- Слышь, корова, подвинь корму, народу пройти надо… - кто-то грубо толкнул Лену в спину локтем и Семена впечатало в заиндевелое стекло двери. Лена охнула, но тут хорошо поставленный мужской баритон произнес увернно, но с ноткой досады: “Отвали, козлина тупая, не порть нирвану…”
Мужики сзади переглянулись, зашикали на коллегу и опасливо попятились от дверей. Семен и Лена вышли на воздух и их громкий смех заставил собак у помойки кинуться в рассыпную.

Profile

spicy_holo: (Default)
spicy_holo

December 2016

S M T W T F S
     12 3
45678910
1112 13 1415 1617
181920 21 222324
25 262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 02:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios