Feb. 19th, 2016

spicy_holo: (holo_spring)
Утро было так себе утро

- полоскал мелкий дождик и прохожие, как носороги в жару, толпой стремящиеся к илистым африканским озерам, ломились в подземные переходы нестройным но упрямым стадом. Его вынесло распашными дверями из моросящей прохлады в портяночную душь с фальшивыми мраморными стенами. Горел ненавязчивый желтый свет, топали разномастные ботинки и жужжал единый голос толпы. Он свернул вправо, зацепился плечами, оступился на решетке и тут лицом к лицу встретился с ней. Она не была идеально-красива, такая красота всегда фальшива, но от нее веяло отточенным совершенством. Она сидела на белом викторианском стуле в тонких белых же чулках с поясом и в какой-то прозрачно-невесомой чудесной накидке, каких ему не доводилось видеть внатуре. Под туманной мутью кружева и шелка накидки угадывалась смугловатая кожа метиски. Она поставила на овальный столик чашку с чаем и переложила стройные ноги одну на другую в обратном порядке. Он застыл, как русак в свете танкового прожектора где-нибудь в приволжской степи. Кровь побежала, кажется, по иным, ранее ею не хоженным тропам, с радостным возбуждением пробивая себе дорогу. Такие женщины всю его жизнь казались ему чем-то вроде сказочных персонажей. О них многие слышали, но вот видеть…

- Мужчина, это так неприлично, хватит пялиться…- протявкал кто-то ему в спину и его прижало к ней еще сильнее, толпа росла и распухала с приближением к девяти утра.
- Спозаранку нажрутся и на работу. Живут же люди… - проскрипели сзади, но ему было все равно.
- Заходи, садись. - ее голос всплыл над хором толпы, заглушил его, смял, как старый фантик.
- Можно?
- Конечно. Проходи. Я тебя давно жду, но ты меня все не замечаешь и не замечаешь. - она улыбнулась чуть натянуто, но от этой улыбки голова у него пошла кругом, краски стали ярче и приторный маргаринно-желтый свет ламп перехода ударил по деталям лазерной подсветкой.
- Идиот, ты куда лезешь… совсем народ с катушек съехал..
- Пошли они к черту, располагайся, чай будешь?
- Бб… Буду, спасибо.
- Ты их не слушай, они просто завидуют. - руки у нее и правда были загорелые, чуть тронутые солнцем. Маленькие ровные ногти с бесцветным лаком тихо стукунулись о фарфор.

Она передала ему чашку, но пальца его не слушались и он пролил все на себя. По брюкам поплыло темное пятно и ногам стало уютно и тепло.

- Хорошо, что не кипяток… - сказала она, не вставая со своего викторианского чудовища и они засмеялись в унисон. А из него будто вынули пробку, в голову лезли стихи, сами собой зарождаясь протуберанцами где-то в неведомых ему ранее глубинах сердца, он читал ей их взахлеб, радостно. Душа летела над бескрайними полями, собирая на свои крылья то, что он не добрал за свои 47 лет. Да и где было добирать? В душном КБ за кульманом, глядя в треснутое, усиженное дождями и мухами окно? В институте, пока все вокруг беззаботно порхали, он учился и прослыл занудным ничтожеством. На работе он окунался в работу, потому что для чего ж тогда еще работа? Не на перекуры ж бегать и в теннис настольный играться на вылет. В семье он старался быть хорошим отцом и мужем, но получился сплав из работящего занудного ничтожества и интеллигентного подкаблучника. И круг замкнулся. И он оказался внутри, как тигр, вместо вольной тайги обреченный на затхлый цирковой манеж и пайку дряблой говядины пополам со стеком дрессировщика.

- Слушай, мне наверное на работу пора… - сказал он ей, утирая со лба пот. В горле пересохло но просить еще чаю он не решился, и так опростоволосился.
- Нет… - сказала она ему с улыбкой, уже не натянутой, а родной и близкой, живой - никуда ты сегодня не пойдешь. Ты тут останешься, со смной. Я давно тебя ждала и чтобы так вот отпустить через час… Не выйдет. Ты ложись, передохни, а я со стола пока приберу.

Ее кружево качнулось вокруг стройных форм, ноги вдруг оказались у его распаленного лица и все стало сжиматься вокруг них в крошечную сферу, полную света. Он лежал на грязном полу подземного перехода возле павильончика с женским нижним бельем, упираясь ледяными влажными ладонями в плексиглас витрины и толпа небрежно обтекала его равнодушной змеей. Она сочувственно смотрела на него с рекламы чулок, тянула к нему одну руку, второй держа чашку чая над белым витым столиком. Каких-то 70 сантиметров разделяло их. Но в условиях большого города расстояние критически неодолимое.

- Первый раз вижу такое… - сказал пожилой врач “скорой” санитарам, упаковавшим тело в мешок и пристегивающим его на носилки. - чтобы тромбозник умер с таким счастливым видом, как-будто мед ел, а не толкался в “трубе” от дома до работы. Хоть бы при жизни так улыбнуться, искренне, тепло и беззаботно…

Врач обернулся, ища, куда бросить окурок дешевой сигареты и тут лицом к лицу встретился с ней...

Profile

spicy_holo: (Default)
spicy_holo

December 2016

S M T W T F S
     12 3
45678910
1112 13 1415 1617
181920 21 222324
25 262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 11:14 am
Powered by Dreamwidth Studios